Брокен Хилл (Broken Hill), Австралия

25 июня-4 июля 2008

Я решил съездить куда-нибудь из Тасмании проветриться и отправился со студентами Тасманийского Университета на практику по структурной геологии, которая проходит в районе очень известного гигантского серебряно-свинцово-цинкового местрождения Брокен Хилл.

Рейс Хобарт-Мельбурн был в 6 утра. Мне досталось самое последнее место в самолете (в 24-м ряду), но на нем сидела женщина, которая боялась сидеть у окна. Она объяснила, что ночью в Хобарте было очень ветренно и она боится смотреть как мы будем взлетать и садиться. Я сел около окна и расслабился.

В Мельбурне мы взяли арендованные 2 микроавтобуса и машину, погрузились в них и поехали. Со студентов сразу собрали денег, по 10 баксов в день на жратву и 9 баксов в день за жилье. От Мельбурна до Брокен Хилл больше 800 км по прямой, а по дорогам получилось больше 900. Каждые 200 км мы останавливались покурить, поесть, размять конечности.

В Милдуре (Mildura) мы остановились часа на два для закупки продуктов. Там же купили принтер, видимо купить на месте было дешевле, чем платить за перевес в самолете. Там огромный супермаркет типа наших - продукты, тряпки, сувениры. Я долго выбирал пива, знакомых сортов не было. Поэтому купил себе местного, VB. Оказалось вполне себе пиво.

Первые 200-300 км от Мельбурна была вполне холмистая местность, потом началась равнина. Особых пустошей вдоль дороги нет вообще. По дорогк много леса, везде растут эвкалипты или пальмы. Много полей, виноградников фруктовых посадок (мандарины и апельсины). Остановились около какой-то фермы, купили ящик апельсинов. Онп относительно мелкие и я думал, что будут недозрелые. Оказались вполне даже съедобные, сладкие и почти без косточек.

Под вечер стало конкретно холодать. В Брокен Хилл, на очередной заправке был конкретный дубак. Я был в кофте и куртке, при этом не чувствовал себя комфортно. А один из студентов (Патрик) ехал босиком, только в джинсах и майке. Он мерз, но улыбался и в машину возвращаться не торопился.

Наш лагерь - несколько летних домиков на ранчо маунт Джиппс (Mt.Gipps), которое находится в 37 км на север от города Брокен Хилл. Доехали туда часов в восемь вечера, уже в полной темноте. Ужин никто не готовил, оказываеся часть народа купила жратву на ужин, а часть решила не ужинать. Я оказался во второй части. Но желудок уже сжался за время пребывания на Тасмании и я почти не огорчился.

Животный и растительный мир Брокен Хилл.

Решение организационных вопросов.

Простой и интересный подход оказался у местных преподавателей. Они быстро разделили всех студентов на 4 хозяйственных бригады. Одна отвечает за то, чтобы к семи утра был завтрак на столе и ингредиенты для ланча, другая за приготовление обеда, третья за уборку после еды, а четвертая за уборку территории, чистку туалетов и душа. Эти бригады имеют постоянный состав, но меняются ролями каждый день. В результате все задействованы в хозработах, все происходит быстро и ненапряжно. Студентов 18, 8 юношей, 8 девушек, два преподавателя. На каждого преподавателя должно быть не более 15 студентов, если бы студентов было бы 15, то поехал бы только один преподаватель. Кроме студентов и преподавателей есть один хозработник, который отвечает за закупку продуктов и руководит приготовлением обеда.

Преподаватели и студенты на практике.

В первый же вечер студентов разделили на пары случайным образом. Я сам тянул по две бумажки с именами из миски, это и получились бригады. Почему-то никто не протестовал, не просил поменяться ни при первом делении, ни при втором. На наших практиках все время кто-то недоволен дележкой и все время идут какие-то обмены и перемены. Деление на пары удобно, получается как бы маршрутная пара, все задействованы и никто не сможет отлынивать, так как в бригаде всего двое. Я подумал об нашей Уральской практике. Деление на большие бригады приводит к тому, что кто-то пашет, а кто-то выпадает вообще. А на зачете получаются все равны. На каждого преподавателя приходится две бригады. Можно таким же образом провести жеребьевку и составить пары по одному человеку из каждой бригады. С одной стороны каждый будет стараться для своей бригады, с другой - работа в паре со случайным напарником.

Каждой паре выдали по планшету с аэрофотоснимком, прозрачной плотной бумагой с координатной рамкой, по компасу и по магнитометру. Молотки, лупы, блокноты и другие полевые принадлежности студенты должны иметь сами. Когда выдают оборудование просто предупреждают, сколько оно стоит. Я так понимаю, что если студент его теряет или портит, то должен возместить стоимость. Магнитометры оказались неожиданно дорогие, около 2000 баков каждый, а более новый радиометр что-то типа 30 тыс. баков.

Быт.

Дом, в котором мы жили отстоит от основного дома на 600-700 метров.  Это дом и несколько строений вокруг. К нему подведено электричество от основной усадьбы, а откуда берется электричество там, я не знаю. В доме хозяев ранчо есть телефон и интернет, скорее всего спутниковые.

Комнаты для жилья имеют две или три кровати. Студенты живут по двое, преподаватели живут по одному. Я жил один в комнате с тремя кроватями и креслом. На обычные пружинные кровати положены толстые-толстые матрацы и получается вполне сносная постель. Сверху постелена простыня и есть подушка, но все спят в спальниках привезенных с собой. Слышимость в доме отличная, если кто кашляет, пукает или храпит, на следующее утро это горячо обсуждается всеми.

Все здания сделаны из гофрированного железа, крыша из него же. Такое ощущение, что часть строений была собрана из какого-то строительного мусора.

В доме большое количество старых холодильников. Из них в рабочем состоянии только два. Один очень большой, в него можно войти как в комнату и там хранятся все наши продукты. Другой обычного размера, для напитков. Воду греют дровами. Скважина, из которой берется основная вода находится рядом со строением, в котором душ и прачечная. Там устроена большая печь, которая греет воду для водопровода. Для питья используется другая вода, из бака. Туда подведены водостоки сбора дождевой воды с крыши, но наверное, если дождей мало, могут привезти питьевую воду отдельно.

Есть печь для готовки на кухне и большой камин для тепла в столовой. Кроме этого, есть обычная газовая плита на 4 комфорки и барбекюшница, для которых стоят большие баллоны с газом.

Туалет представляет собой отдельное здание, он общий, но на три кабинки. Студенты расходуют дикое количество туалетной бумаги и редко смывают ее полностью после себя. Мужики особо не парятся и ходят пописать за туалет, просто на землю. Когда все сидят на веранде, один может просто отойти на 10 метров, повернутся спиной ко всем и начать отливать. Потом вернуться обратно и продолжить пить пиво.

Душ раздельный, мужской имеет отдельный вход, а вход в женский душ через прачечную. Вечером, когда в душе горит свет, хорошо видно, как много дырок в стенах душа. Чаще всего принимают душ один раз в день, после маршрута. Некоторые ходят в душ и утром, но это занятие для крепких духом, вода еле теплая, а на улице холодно.

Структурная геология.

Первые три дня отведены на освоение методики измерения элементов залегания. Сначала показали самодельный фильм про технику безопасности, про работу на обнажении и про методику наблюдений. Потом, за 10 минут рассказали как мерить элементы залегания компасом и как их записывать. На все это ушел час. Каждой паре выдали планшеты, GPS и повели в гору. Планшеты - удобная штука. Это просто плотные картонки размера A3, на которые с помощью обычных  клипсов прикрепляются фотоснимки, карты и другие нужные листочки. Сверху обычно крепится толстая прозрачная бумага с координатной сеткой, на которой ставятся точки, отмечаются элементы залегания, рисуется карта и т.д.  Прошли 300 метров, стали опрашивать кто-что видел по дороге. Оказалось, что почти ничего не пропустили. Для начала была выбрана простая синклиналь, в которой падение и простирание слоев слабо менялось по направлению к центру, а кливаж был более менее одинаковый на всем разрезе.  За первых день прошли всего около 2 км разреза. Причем, каждая пара студентов шла по отдельности, пыталась что-то мерить и записывать. Преподаватели убегали вперед и искали более-менее интересные и показательные места. Вечером, каждая пара попробовала нанести свои элементы на сетку Шмидта (это типа сетки Вульфа, но немного с другими ячейками). С первого взгляда стало ппонятно, кто нормально мерил элементы залегания, а у кого явные проблемы. На следующий день с утра были выданы координаты точки за 5 км от начала разреза и сказано, что к этой точке все должны прибыть к ланчу (за 5 часов маршрута). Студенты разбрелись по разрезу, а преподаватели ходили от пары к паре и смотрели, как проходит процесс. Заодно разобрались с теми, у кого не получалось мерить в предыдущий день. В результате, к ланчу все студенты мерили элементы более-менее сносно. Я сначала шел с одной парой, а потом тоже стал перемещаться. Случайно выяснилось, что одна пара, которую мы встретили по дороге, записала неверные координаты, на километр в сторону от места встречи. Не знаю, была ли такая пара одна, но все пришли к месту встречи почти вовремя. Место было выбрано в центре синклинали, где были хорошо видны многочисленные осложняющие складки. Поели, показали складки и назначили место для конца маршрута еще в 5 км дальше, за тектоническим контактом синклинали с более древним структурным этажом.  И все пошли опять мерить. Студенты при встрече говорили "как скучно", но плелись от слоя к слою и мерили элементы залегания. Вечером, каждая пара сделала две диаграммы, одну стереопроекцию с элементами залегания, другую - розу ориентировок кварцевых жил, также они сделали описания маршрутов на 1-2 страницы и сдали работы преподавателям. Студентов тут же разбили на другие пары с помощью жеребьевки  для следующего задания. На следующий день был выбран полигон примерно километр на километр на ближнем  крыле синклинали, на котором было несколько четких разломов и много мелких. Эти разломы были хорошо видны на детальном аэрофотоснимке, но не очень видны на том общем снимке, который был у студентов. Студенты ушли, а преподаватели остались в лагере. Я протормозил и ушел со студентами. Оказалось, что преподаватели собирались съездить вместе со мной посмотреть высокометаморфизованную толщу к югу от лагеря, но забыли меня предупредить. Я слонялся по полигону, намотал 5 или 6 кругов вокруг, сходил на пару километров за рамку картируемой площади. Встретил лису, нескольких кенгуру, но было скучно. В меру сил подсказывал студентам, но это было не так просто, потому что я не знал точно, что от них требуется. Потом встетил Эндрью и мы стали вместе с ним ходить от пары к паре. Сразу стало понятнее, чего он хочет от студентов. К вечеру каждая пара сделала карту. Удивительно, что некоторые пары, несмотря на большое количество точек сделали карты с малой детальностью.

Геологическое картирование.

Следующие три дня студенты должны были строить карту более обширного полигона и другого, гораздо более метаморфизованного комплекса. Опять же, время до ланча было потрачено, чтобы пройти всем вместе вкрест простирания и посмотреть все основные типы пород. Остальное время студенты гуляли сами, а преподаватели сами. Было назначено время сбора около машин и сказано, что если кто-то опоздает, пойдет до лагеря пешком. Это недалеко, около 1.5 км, но никто не опоздал.

Эта часть в основном относится к комплексу Брокен Хилл. Месторождения серебра, свинца и цинка в основном расположены вдоль одного и того же горизонта, только этот горизонт сильно деформирован, разорван и может встречаться  в одном и том же разрезе несколько раз. Этот рудоносный слой выделяется как Хорез-гнейсы или Потаси-гнейсы. На местности он легко опознается по глубоким ямам и разведочным шурфам, которые вырыты каждые 20-50 метров вдоль простирания. Этот слой характеризуется странным набором пород: силлиманит-хлоритоид-мусковитовыми сланцами, турмалиновыми мелкозернистыми породами, будинами амфиболитов и скарноподобных пород и большим количеством пегматитов.

Студентам выдали детальные аэрофотоснимки на эту площадь с размеченной координатной сеткой. На части снимка нанесены данные магнитометрии с прошлого года.

На картирование студентам отводится 4 дня. В пределах этих же 4 дней, они попарно осваивают "геофизические методы". Освоение заключается в том, что пара студентов в течение двух часов должна ходить туда-сюда по профилям, зачесывая полосу шириной в километр. Каждый следующий профиль смешается на 25 м. Один из студентов идет с радиометром, другой с магнитометром. У каждого включен GPS, по которому потом определяется где были проведены измерения. Кто сделал больше проходов за два часа и они были ровнее, тот молодец. В первый день геофизики не было. Во второй данные практически пропали - у радиометра оказалась отключена функция сохранения измерений. Одна из пар очень старалась, они сделали 10 км профиля за два часа, но все зазря. С магнитометром вышло забавнее, у одной из девушек оказалась металическая клипса на спине, про которую она и не подумала. Магнитометр в результате выдавал расстояние до этой клипсы, а не магнитность пород.  На следующий день пошли ленивые пары. Одна из них сделала только 4 профиля, при этом их траектория была очень замысловатой и местами профили сливались. Видимо, они шли не по профилям, а там где удобнее было идти.

На третий день после ланча все сели в машины и поехали смотреть аналогичные породы в других частях структуры. Мне это напомнило наши практики. Все вылезают из машины сонные, тусклыми глазами смотрят на обнажение и залезают обратно. На первом из обнажений студентам предложили разбиться на другие пары, кто как хочет. В результате, все разбились на пары, кто с кем живет в комнате, 4 женских пары и 4 мужских.  Первое обнажение представляло собой контакт Хорез-гнейсов с гранитами. Хорез-гнейсы здесь имеют очковую структуру, гнезда биотита окружены каймой плагиоклаза. На следующем была кварцевая жила с ганитом, сфалеритом и марганцевым гранатом.   Студенты искали гранат, хотя он там не очень привлекательный. Дальше нас привезли к аэропорту, где Хорез-гнейсы сильно мигматизированы. Последняя остановка была около старой шахты, на борту месторождения, где рудное тело выходит на поверхность. Обнажение сильно милонитизировано, все минералы окислены. Потом всех отвезли на полчаса в супермаркет и студенты оживились. Я пытался купить себе джинсы, но для этого было мало времени. Зато после этого, застал всех студентов в винном отделе.  Как обычно, студенты-юноши под завязку затарились пивом. Девушки как обычно не уложились в полчаса и пришли со всякими йогуртами, печенюшками, соками и прочей ерундой. Естественно, все сразу стали хомячить. Потом всех отвезли посмотреть город. В городе всего полторы приличных улицы, остальные улицы - дома-полулачуги. Дали полтора часа на освоение. Студенты ходили по улице и рассматривали витрины. При этом, они держали в руках мыльницы, ржали и фотографировали себя на ходу. В этот момент они очень напомнили наших студентов, которые в маршруте думают только о том, где бы посидеть и когда же он кончится, а после маршрута думают только о магазине. При этом, все дорвались до мобильных телефонов, так как в лагере телефоны не ловят, а в городе связь отличная. Разговоры разделились на две категории. Большинство беспрерывно звонили кому-то, но смысл разговора сводился только к тому, что сейчас здесь есть мобильная связь. Зато одна девушка по телефону решала какие-то сложные финансовые вопросы, требовала отчета за неделю и т.д.  Я сходил в картинную галлерею, пофотографировал. здания, зашел в информационный туристический центр, но все равно уложился в час.

После прогулки по городу, все пошли в клуб, где был закзан столик для ужина. Клубное время отличается от местного на полчаса, почему - не знаю. Ужин проходит интересно - ровно в шесть выстроилась очередь в кассу, при этом оплачивается и заказывается только главное блюдо, а закуски и десерт берутся по принципу шведского стола. Студенты налегли на пиво и закуски. При этом, они не стеснялись подходить по два-три раза и набирать полную тарелку. Я решил, что еда хорошо, а здоровье лучше и ограничился одной тарелкой закусок и главным блюдом.

Система оценок.

У местных студентов в семестре всего четыре предмета. По каждому из них могут быть лекции, семинары, практики, лабораторные и т.д. Практика является частью предмета "Структурная геология" и составляет 40% от общей оценки. Для студента важна общая оценка по предмету, которая состоит из 100 баллов. Если студент набрал больше 50 баллов, то считается, что он освоил этот курс на "удовлетворительно" и может брать следующий предмет. Если он набрал меньше 50 баллов, то он не прошел. В таком случае, он может еще раз пройти весь предмет заново. Я так понял, что если со второй попытки он опять не набрал 50 баллов, то он больше этот предмет не проходит, но может начать вместо этого осваивать  другой. Образование рассчитано на 3 семестра (24 предмета). Можно растянуть это удовольствие на большее количество времени, при желании вплоть до 9 лет, пока государство будет давать дотации на образование. После этого тоже можно продожать учиться, но уже полностью за свой счет. Интересно, что около 80% выпускников работает по прямой специальности. Они заинтересованы в получении общего образования за 3-4 года, чтобы спокойно работать в какой-либо горно-добывающей компании. Практически никто из них не собирается заниматься наукой.

Каждое задание на практике оценивается отдельно и сводится в общую таблицу. Соответственно, у каждого задания есть свой вес, который определяет вклад в оценку. Общие итоги подводятся в течение двух недель после практики и каждому студенту выдается таблица на двух страницах, где проставлены все оценки. Зачетки у них нет, преподаватели сами обмениваются между собой информацией об успеваемости студентов.

В прошлом году максимальное количество набранных баллов в группе было около 77, т.е. не дотягивало до пятерки. Майкл сказал, что он вообще не помнит, чтобы кто-то набрал больше 80 баллов за все время его преподавания этого предмета. Но студентов устраивает любая оценка выше 50 баллов, так как это не влияет ни на стипендию, ни на дальнейшее трудоустройство. из отстающих было двое, кто провалили очень много и был не допущен к экзамену и двое, кто набрал больше 45, но меньше 50 баллов. Одного из них преподаватели решили пропустить дальше, другого оставить на второй раз.

Я долго пытался выяснить, есть у них шпаргалки. Преподаватели вообще об этом не думали, а студенты знают что это такое. Они называют их cheat sheet. Но никто из них не пробовал их использовать, так если кого-нибудь засекут со шпаргалкой, то выгоняют из университета без права восстановления.

Распорядок дня.

Как мне кажется, распорядок дня устроен   правильней, чем на наших практиках. Подъем в семь, выход в маршрут в восемь. Можно встать и без пяти восемь, никто слова не скажет. Завтрак каждый делает себе сам. На столе стоят разные типы хлопьев и молоко, есть тостер, есть масло и разные типы того, что можно намазать на хлеб. В это же время, с семи до восьми, каждый делает себе сандвичи на ланч, наливает воду или чай для питья в маршруте и берет с собой яблоки, апельсины или бананы. Кто-то успевает принять душ, кто-то не успевает почистить зубы.

Поскольку полигоны находятся близко к лагерю, в восемь с копейками все уже на месте и начинают работать. Ланч обычно происходит около 12 часов, т.е. после 4 часов маршрута. Поскольку у каждого ланч с собой, необязательно для еды собираться всем вместе. После ланча еще пять часов работы, до пяти вечера. Возможно, это из-за светового дня, так как зимой здесь сетает около пол-восьмого, а темнеет около пол-шестого. Но, в любом случае, 8-9 часов в маршруте могут проходить достаточно эффективно. По приезду в лагерь, все переодеваются в домашнее и собираются на веранде смотреть закат. Кто с пивом, кто с чаем. Эта веранда прямо перед дверью моей комнаты, трудно пройти мимо.  В это же время, желающие по очереди принимают душ, а дежурные помогают готовить ужин. Ужин начинается где-то в шесть-семь, в зависимости от того, какая еда готовится. Пару раз делали барбекю, а в качестве гарнира - картошка.

После ужина все приносят свои планшеты, строят необходимые диаграммы и карты, обсуждают данные с преподавателями или просто сидят у камина (или на веранде) и общаются. Здесь нет отдельного камерального помещения, поэтому все происходит рядом. К десяти вечера уже все хотят  спать и обычно расползаются. Итого, в день получается 9 часов маршрута и 2-3 часа камералки, не так уж и плохо. На нашей уральской практике реального маршрута получается 2-3 часа, а камералки тоже не больше 2 часов. Остальное время уходит на перемещение в машине, шоппинг и ожидания, когда все соберутся.

История и география места.

ранчо Маунт Джиппс имеет серьезную историю. Оно и сейчас очень большое, но когда-то оно было еще больше. Это одно из первых ранчо в этом районе, которые были организованы белыми поселенцами на территории обитания аборигенов. Здесь проходит Барьерный хребет и есть источники воды. Реки в основном сухие, но во время дождей наполняются не только реки, а затапливаются большие площади низин.  На территории этого ранчо были найдены следы существования человека в Австралии 40 тыс. лет назад и много каменных скульптур культуры аборигенов. Поселенцы устраивали ранчо для разведения овец и перехватывали у местных аборигенов и животных источники с водой. Таким образом, аборигены были достаточно быстро вытеснены с этой территории. Животный мир тоже сильно пострадал. Здесь разводили кроликов, которые заполонили местность. Чтобы от них избавиться завезли лисиц, а потом травили кроликов ядохимикатами.  

Когда в Австралии началась золотая и серебрянная лихорадка в 1880-x годах, объездчик ранчо тоже стал искать рудопроявления. Он нашел непонятные жилы на южной границе своего участка, и вместе с другими шестью работниками ранчо, зарегистрировал заявку на разработку. Они думали, что нашли вольфрамовое или оловяное оруденение и послали образцы в Аделаиду на ислледование. Оказалось, что это богатейшая серебрянная руда.    К концу года, на месте этой жилы уже вырос поселок. К концу 19-го века из этого месторождения было извлечено руды на 42 млн. фунтов - огромные деньги по тем временам. Это месторождение, собственно Брокен Хилл, оказалось крупнейшим в мире и работает до сих пор.

Ранчо при этом сместилось к северу. Через его территорию построили железную дорогу, на которой вырос небольшой городок Тарравинги. Этот городок снабжал комбинат в Брокен Хилл мрамором, который использоался в качестве флюса. Когда схема извлечения рда изменилась, железную дорогу разобрали, а город перестал существовать.

Сейчас территория ранчо измеряется десятками тысяч гектар. В центральной усадьбе живет только семья владельцев ранчо. Это двое людей примерно под 50-55 лет. У них есть дети, но они где-то учатся или работают. Мы живем меньше чем в километре от центральной усадьбы, в доме, построенном для временных работников. Временные работники приезжают сюда 1-2 раза в год, чтобы помочь в стрижке овец, заготовках мяса и других мероприятиях.

Территория ранчо разбита на станции по несколько квадратных километров, которые огорожены проволокой. Проволока нужна для того, чтобы овцы оставались в пределах своей станции. На каждой станции устроены поилки и загоны для овец. Поилка как правило представляет собой ветряк, который заставляет работать насос, качающий воду, либо из источника, либо из скважины.

Картинная галерея в Брокен Хилл

Фотографии и описания из других поездок.



Back to main page